Рождение Республики, как это было
31.07.2015

Рождение Республики, как это было

В.М.РЫЛЯКОВ продолжает свой рассказ:

rojdenie-respubliki-2Мы поняли, что наша политическая акция (забастовка) никого в Кишиневе не вразумила, и дальше продолжать ее бессмысленно. Нужно было прекращать бастовать, несмотря на некоторое недовольство людей. «Как это прекращать забастовку, если мы ничего не добились? – говорили нам. – Для чего мы тогда бастовали?» Вопрос был правомочен… Забастовка была своеобразным сигналом для жителей Левобережья Молдавии на драконовский «Закон о языках» и ответом на действия «демократов» по развалу Союза, но его в Кишиневе не услышали, не услышали и в Москве. Мы поняли, что нужно идти другим путем и 23 сентября, после напряженных длительных дискуссий, решили приостановить забастовку. Выходили из нее сложно. Неоднозначно воспринималось решение ОСТК и забасткома трудовыми коллективами предприятий, но в течение недели жизнь стала входить в нормальное русло.Было принято решение о созыве конференции ОСТК. Конференция прошла в октябре, на ней состоялись перевыборы Объединенного совета трудовых коллективов и взят ориентир на активизацию политической работы. Ведь первоначально ОСТК был создан как координационный орган, который ставил целью оказывать помощь городским властям в решении социальных задач, хозяйственных вопросов. А теперь задача была иная – переход к политическим действиям. Начали разрабатывать новое положение об ОСТК, в котором было заложено право заниматься политической деятельностью, был создан руководящий состав ОСТК, меня избрали его председателем. После конференции был созван президиум ОСТК, на котором составлялась программа наших дальнейших действий. Было предложено идти на выборы, то есть брать власть политическими методами. Выборы были назначены на март 1990 года, и все силы были брошены на их подготовку. Максимальное количество активистов ОСТК и забастовочного комитета должно было войти в состав горсовета и после выдвижения кандидатов – в Верховный Совет Молдавской ССР.
В Республиканском ОСТК мы собирались и обсуждали план дальнейших действий. В каждом городе и районе шло выдвижение своих людей. Бурно проходила пропагандистская, агитационная работа. Члены ОСТК рассказывали людям, что происходит в мире и к чему это ведет. В сентябре в газете, выпускаемой на заводе «Электромаш», вышла моя статья, где прогнозировался развал СССР в ближайшие полтора-два года. Мы фактически боролись за сохранение СССР, в то время как во всех национальных республиках Союза началось бурление национализма.

– Как прошли выборы?

– Подавляющее большинство кандидатов из блока ОСТК были избраны – депутатами горсовета в Тирасполе, Верховного Совета, кроме одного округа, на котором победил Цуркан Леонид Васильевич, первый секретарь Тираспольского горкома партии. В процессе предвыборной работы ОСТК и рабочие комитеты городов и районов Приднестровья тесно взаимодействовали. В Левобережье Молдавии и города Бендеры было избрано 64 депутата в Верховный Совет МССР. Когда мы приехали на установочную сессию в Кишинев, то поняли, что борьба предстоит очень сложная и напряженная. Нас было 118 человек (включая депутатскую группу «Советская Молдавия», стоящую на интернациональных позициях), т.е., треть парламента. Шло тотальное запугивание депутатов со стороны националистов Молдавии, членов националистического «Народного фронта». В период сессии мы жили в Кишиневской гостинице «Кодру». После десяти вечера народнофронтовцы ходили по номерам, где проживали депутаты, с угрозами: «Не будете голосовать, как мы, пожалеете. У вас дома жены, дети… Так что думайте». Тех, кто давал им отпор, националисты отслеживали, устраивали провокации, избивали.

– Несколько слов о первой сессии Верхового Совета Молдавии.

rojdenie-respubliki-1– В апреле на сессии начали накаляться страсти. Первое, что хотели изменить народнофронтовцы, – название республики. Молдавскую ССР предлагали преобразовать в ССР Молдова (понятно было, что ССР потом просто отбросят), по символике были жаркие дебаты. Националисты проводили свою линию, игнорирование наших предложений было полное. Большинство депутатов было подавлено. Некоторые даже не являлись на заседания, чтобы не попадать под репрессии радикалов. Целый ряд предложений конституционного плана мог на сессии не пройти, поэтому шли манипуляции. Обычно конституционные решения принимались двумя третями голосов депутатов. Вдруг в регламент (голосованием простым большинством) вводится новое положение – не двумя третями, а тремя пятыми голосов.
Все было сделано, для того, чтобы протащить свои законы. Для принятия конституционных решений две трети голосов они не набирали. Фактически те решения, которые принимались в тот период Верховным Советом Молдавии, были нелегитимными. Но кому это можно было доказать? Даже высшее руководство Союза ССР было в параличе.
Забегу немного вперед. Весной 1991 года мне удалось встретиться с Евгением Примаковым. Он тогда занимал должность советника Горбачева. Мы сохраним светлую память об этом человеке, земля ему пухом… Вместе с председателем ОСТК Эстонии Михаилом Лысенко мне удалось попасть к нему на прием. Состоялась продолжительная беседа, он очень живо интересовался событиями в Молдавии. Выслушал меня и сказал: «Никаких советов давать вам не имею права. Вы ситуацией на месте владеете лучше и знаете, что происходит на территории Советского Союза. Единственное, что я вам могу сказать – не питайте иллюзий…

– То есть, он дал понять, что вы останетесь в одиночестве?

– В тот период уже была провозглашена наша Республика. Мы хотели признания хотя бы в ранге автономии. Но все это лежало под сукном. Я спросил Примакова, нельзя ли активизировать этот процесс? Он прямо сказал: «Все, что вы сможете взять де факто – будет ваше, все чего добьетесь – удерживать и закреплять вам самим». По возвращении в Тирасполь на заседании Верховного Совета ПМАССР я рассказал о нашем разговоре. Оставалось опираться на собственные силы, на силы и волю наших людей, нашего народа. Да, будет трудно, трудно не один год. Но мы верили в демократию, нормы международного права, в наше признание… Мы все были романтиками в те годы. Мы не думали, что это продлится так долго – 25 лет… Международного права уже нет. Оно растоптано теми, кто декларирует демократию.
А тогда, в апреле и мае 90-го года, в Верховном Совете Молдавии шла тяжелейшая борьба наших депутатов против радикальных законов, протаскиваемых народнофронтовцами. Уже существовала четкая программа выхода Молдавии из состава Союза ССР. Дошло до того, что на наших депутатов были совершены нападения. Мы решили ходить только группами.

– Хорошо помню кадры хроники того времени, когда депутатов от Левобережья при выходе из здания Верховного Совета Молдовы чуть не разорвала бесчинствующая толпа националистов. Что тогда произошло?

– Мы резко выступали против поправок в регламент, против законопроектов о переименовании Республики и символики. Заседание транслировалось на площадь перед Верховным Советом, где были согнаны толпы националистически настроенной молодежи со всей республики – студенты ПТУ, техникумов, ВУЗов. Из сел привезли много радикально настроенных молодых людей. Их было несколько тысяч. Когда мы вышли, толпа уже была подогрета и злобствовала. Милицейский кордон еле ее сдерживал. Националисты готовы были к активным действиям. Милиционеры нас затолкали назад в фойе и закрыли дверь. К нам подошли офицеры МВД, и Гросул Юрий Исакович, замминистра внутренних дел, бывший начальник ГОВД Тирасполя. Он нас провел через подвал во внутренний двор здания Верховного Совета, предоставил закрытый автобус МВД и вывез из Кишинева. После этого мы приняли решение на сессию не возвращаться. Решено посылать 2-3 депутатов без права голосования, чтобы они нас информировали о решениях Верховного Совета Молдавии и о происходящем на сессии. Началась подготовка к Первому Съезду депутатов всех уровней.

Беседу вела А. ОВСЕЙЧИК